?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Наконец-то напишу. Хороший диск.
Сергей Труханов "Большая Московская колыбельная".
Во-первых, это настоящая авторская-поэтическая песня.
Как сказал мой друг Михаил Бутов - надо сразу выпить.
Здесь уже и классика - "В пыли и скалах" О. Нечаевой, "Смолкли лягушки" М. Кукина, "Два пакета" А. Тиматкова.
Заканчивает диск стихотворение Кари Уиксовой "На горе Лу" http://ru.wikipedia.org/wiki/Унксова,_Кари_Васильевна
Главным мне здесь кажется все же стихотворения Анны Логвиновой, они смогли объединить диск
А диск, конечно, о любви. И больше ни о чем.
Сергей меняет текст и названия.
Спеть не все слова возможно. Названия это уже от композитора.
Поэтому, мне кажется, там не хватает текстов.
Я их и добавлю здесь. (Кроме одного Ольги Нечаевой, я его не нашёл пока)

Андрей Чемоданов

Подражание Степановой

В провинции гнутся ветви, на ветви садятся птицы,
Приезжие курят трубки, и наше окно коптится,
И смоквы алеют в чашке, фарфоровой белой чашке,
Приезжие пьют и курят и в наши играют шашки,
Вздыхают и красят мелом большие сухие доски,
А старые стены дома давно в голубой известке.
В их садике есть шиповник и зеркало есть в прихожей,
Сиреневые гардины, они появились позже;

А розы прекрасны были и были опасно свежи,
И мы собирались ехать, и мы собирали вещи,
И красили красной кистью дубовые доски дома,
И алая тряпка шторы, шуршавшая монотонно,
Внимала круженью пыли, словам о попутном ветре,
О том, что трюмо разбили, что в городе нашем ветви
Шиповника слишком свежи, а вечером слишком влажно,
О том, что теперь не нужно, о том, что теперь не важно.

1991

Анна Логвинова

* * *

Это было в Миссури – во время игры в кегельбан
познакомились двое и сразу как будто поладили.
Он сказал ей: моя дорогая, я вырос в Голландии,
Он сказал ей: родная, в пять лет я был ростом с тюльпан.
Через год мы с отцом переехали в штат Аризона.
Я гонял по пустынным дворам, натыкался на кактусы.
А теперь я, как видишь, чуть более цивилизован.
Допечатал сегодня главу, намечается катарсис.
Кока-кола, дорога, слепая собака, Рахманинов.
И орлы над рекой, и созвездья над хлопковым полем.
Я хотел бы, чтоб ты посидела со мной на развалинах.
Даже можем на бензоколонке купить алкоголя.
На развалинах дня, на развалинах теплого вторника,
Tuesday, Wednesday and Thursday and Friday and what have you done.
Ты вернешься в Россию и встретишь другого католика.
Эскалатор, таможня, билеты, паспорта, чемодан.

Ольга Нечаева

* * *

В пыли и скалах под очень чистым небесным сводом
Паучий город раскинул сети и ловит море.
Вот над прибоем стоит пришелец, глядит на воду:
В движеньях нега, в зубах окурок, тоска во взоре.

Хрестоматийно белеет парус, и ветер свищет,
И мачта гнется - и как ей гнуться не надоело?
Вздохни свободней, шагни подальше - никто не сыщет,
Да как отыщешь в таком просторе чужое тело?

Но будет биться - вот здесь, левее, пониже горла
Соленый, влажный комок и будет сочиться алым
И не отпустит тебя, какая б волна ни стерла
Твой след на этих надежных, твердых, спокойных скалах.

Следи устало за сменой красок, игрою линий,
Сядь поудобней и подбородок уткни в коленки.
И равнодушно гляди за море, туда, где синий
С лазурным цветом, сходясь, теряют свои оттенки.

Ольга Нечаева

* * *

В кулаке шевелится, щекочет,
Жёсткими надкрыльями поводит,
В тесноте мечтает о свободе
И привыкнуть к темноте не хочет.

Ах ты, насекомое созданье,
Маленькая жизнь! Ну что, лети же!
Подношу кулак к губам поближе,
Бормочу смешное заклинанье:

“Ах, зверушка, божия коровка,
Поспеши, скорей лети на небо,
Принеси горячего мне хлеба…”
А вот счастья попросить неловко…

Как она рванёт во все опорки!
В чистом небе лёгкой точкой станет.
Не заметит, как меня обманет:
Не пришлёт мне и горелой корки.

Нет ни крошки, но осталось это
Затяжное, выцветшее лето
Пошуршать листвой над головою,
Лечь под ноги высохшей травою.

Анна Логвинова

* * *

Она встала на цыпочки, и закрыла окно щитом,
И он тоже проснулся, и нащупал спички в комоде,
И они стояли так близко, как дождь и дом,
Когда дом все стоит, а дождь не проходит.

И тогда он сказал ей, что наступает зима.
Они сняли две комнаты в доме напротив почтамта,
И она целый вечер на коленях расставляла тома,
Чтобы Тютчев был там-то, а Данте был там-то и там-то.

И они просыпались, курили, варили овес,
Он часами смотрел, как, живая от края до края,
Она неподвижно лежала под дождем его слез,
Иногда открывая глаза, иногда закрывая.

Сергей Гандлевский

* * *

Ржавчина и желтизна — очарованье очей.
Облако между крыш само из себя растет.
Ветер крепчает и гонит листву взашей,
Треплет фонтан и журнал позапрошлых мод.

Синий осенний свет — я в нем знаю толк как никто.
Песенки спетой куплет, обещанный бес в ребро.
Казалось бы, отдал бы все, лишь бы снова ждать у метро
Женщину 23-х лет в длинном черном пальто.

2004.

Иосиф Бродский

* * *

Ночь, одержимая белизной
кожи. От ветреной резеды,
ставень царапающей, до резной,
мелко вздрагивающей звезды,
ночь, всеми фибрами трепеща
как насекомое, льнет, черна,
к лампе, чья выпуклость горяча,
хотя абсолютно отключена.
Спи. Во все двадцать пять свечей,
добыча сонной белиберды,
сумевшая не растерять лучей,
преломившихся о твои черты,
ты тускло светишься изнутри,
покуда, губами припав к плечу,
я, точно книгу читая при
тебе, сезам по складам шепчу.

Евгений Лесин

ДРЕВНЕШУМЕРСКОЕ

От частых встреч и долгих разлук,
По причине любой.
Любовь уходит, как жизнь, из рук.
И просто так уходит любовь.

Любовь уходит водой в песок,
Как солнце падает вновь и вновь.
От лишних слов, и не сказанных впрок,
И просто так уходит любовь.

Когда бережешь и когда не ждешь,
Когда не нужна, как зубная боль.
Любовь уходит, как летний дождь
И просто так уходит любовь.

29.08.01.

Алексей Тиматков

* * *

Ночь не уходит, хотя рассвет –
Вроде как «два в одном».
Черный пакет и белый пакет
Кружатся за окном.

Что же сказать на рассвете дня,
Глядя на небосклон?
Бедных два слова «прости меня»
Выжаты как лимон.

Так неужели надежды нет
И безответна высь?
Белый пакет и черный пакет
Рядышком улеглись.

Скоро опять закружатся.
Может, они подружатся.

Михаил Кукин

* * *

Соловей в ночи рассыпает трели —
То журчит, то вдруг на свист переходит.
Вот он, месяц май! Вот она, отрада
Жизни коньковской!
Лесопарк в окне полосою тёмной
И огни вдали... А у нас под лампой,
Как над полем боя, над скромным пиром
Вьётся дым табачный.
Захмелел Костян, да и я не хуже.
О стихах, как прежде, ведём беседу,
То теряя нить, то вступая в жаркий
Спор многолетний.

Михаил Кукин

* * *

Смолкли лягушки в заросшем пожарном пруду.
Густо засеяно звёздами черное небо.
Старые яблони в мокром осеннем саду
Подняли вверх отсыревший и спутанный невод.
Лампа на нашей веранде, наверно, видна
Издали в этой почти опустевшей вселенной.
Бочка налита с краями, вода в ней темна.
Бросишь окурок — он гаснет в потёмках мгновенно.
Сядь на колени ко мне. Стало холодно здесь.
Всё здесь печально, всё только и помнит о лете —
Это крыльцо, и кусты, и намокшая жесть,
Этот комарик случайный, последний на свете.
Так обними меня, ляжем, прижавшись, во тьме.
Дождь застучит на рассвете по шиферной крыше.
Скрипнет ступенька, ты что-то мне скажешь во сне.
Я буду спать и уже ничего не услышу.
Кончится осень, березы простятся с листвой,
Грянет зима и снегами завалит округу.
Мы будем спать, мы сроднимся с подснежной травой,
Тихо дыша и во сне согревая друг друга.

Михаил Кукин

* * *
Подняла голову птица сна,
Полетела над крышами, над фонарями,
Синими крыльями-морями
Плеснула у твоего окна.
С правого крыла тебе — тихий берег,
С левого крыла — вещий сон.
Сизое перышко — мой поклон.
Снится, не снится? Как проверить?
Спи, спи, не торопи,
Думы-раздумы в море топи.

Птица поет или дождь идет?
Ночной таксист по Москве везет
Не меня к тебе, не тебя ко мне —
Кого везет, не видно во сне.
По ночным витринам рыба-такси
Ныряет, уплывает, след заметает,
Не допросишься, проси не проси:
Таксист по городу ночь катает.
Лиса-чернобурка, золотые сережки —
Положила ноченька ножку на ножку,
Сигареткой дымит, пальчиком манит,
Мальчику-зайчику спать не велит.
Обнимет, поцелует, с собой заберет —
Наутро и следа никто не найдет!

А еще птица
Пряжу прясть мастерица:
С улицы — лучик, из подушки — пух,
Ниточка бежит — не рвется,
В руки никому не дается.
Повисишь на ней, покачаешься,
Пока мама не увидала,
По городу покатаешься
И — под одеяло.

На ветвях не русалки косы заплетают —
Друзья мои хорошие сидят, выпивают!
Прямо из горлышка, до самого донышка.
Отведи от них, Господи, красного околыша.
Буль-буль, а закусить-то и нечем!
Синий воздух на закуску, зеленый вечер.
Жаль, нас там не было — тебе бы понравилось,
Зеленого бы вечера в Москве поубавилось.

Поет птица, колыбель качает,
Еще один сон вить начинает.
Собрались друзья — один не пришел.
Где потерялся?
Девушку нашел,
С ней загулялся.
Она юбкой вертит, как черт хвостом,
Сушит посулом, а потом — постом,
А он рад стараться, за ней увиваться —
Не долго юбке-то шелестеть-красоваться:
На стул отброшена, пеплом припорошена...
Главное, чтоб на радость все, по-хорошему.
Птица новое перышко уронила —
Темно стало, Господи.
Не сон — могила.
Давит на грудь — ни позвать, ни вздохнуть.
Где милый? Не слышно!
Всю ночь обшарь, все углы обзвони...
За подкладкою где-нибудь?
Вот как оно все вышло-то!
Был — как не был. Был, да пропал.
Двух слов не сказал.
Музыканты по улице идут, веселятся,
Девушкам подмигивают, парней не боятся!
Один в дудку дует, другой скрипкой машет:
Правда — ваша! А веселье — наше!
Что еще видно-то? Перышко новое.
Дома сиди, не гуляй, чернобровая.
Сиди, разговаривай, чай заваривай,
Крути-переворачивай концерты да арии.
Это птица-певунья, синяя да нежная,
Горло серебряное, перышко снежное:
Зима, зима... Вот и зима!
Снегу навалит — ума прибавится.
А не прибавится — хороша и без ума.
Сама без ума, а умному нравится.
Умный-то умный, а стал безумный.
Что это, Господи?
Праздник шумный!
Все кругом — белое. Что не белое, то черное.
Катится по блюдцу кольцо проворное,
Снутри — серебряное, снаружи — золотое.
Пьют, поют, пляшут — пир горою!
На горе — терем. В тереме — тесто.
Зима, зима...
Черный жених, белая невеста.
Тут уж не до ума!
Сквозняк дверью хлопает —
Дядька ногами топает,
Пьет, поет, пляшет —
Кулаком машет!
Куда тут деваться? К кому прижиматься?
Платье потерялося — не во что одеваться...
Птица поет-распевает, перья теряет.
Правое крыло — тает,
Левое — тает.
Горло соловьиное петь устало.
Птица пропала. Пора под одеяло.
Под одеялом тепло, хорошо.
На дворе — первый снежок.
Дворник старается, двор скребет.
Сон-то ясный. Да кто разберет?

Кари Унксова

* * *

На горе Лу
Дождь и туман
В реке Че
Высокая вода
Я знал что мне
Не найти покоя
Пока я вновь
Не вернусь сюда
И вот я вернулся.
Ничего особенного
На горе Лу
Дождь и туман
В реке Че
Высокая вода.

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
crazyburund
Sep. 25th, 2010 05:48 pm (UTC)
А сам диск где достать и когда он вышел?
А то я что-то не находил пока...
gryzlov
Sep. 25th, 2010 06:07 pm (UTC)
В этом году, где взять . не знаю.
d_korkin
Sep. 25th, 2010 06:55 pm (UTC)
Игорь, выкладывать нужно. Для тех, кто живет не в Москве - интернет - единственная возможность получить этот альбом. Да и для тех, кто в Москве - специально ехать в какой-нибудь единственный торгующий этими дисками магазин - не всегда возможно. А выкладывание своих альбомов в интернет давно уже практикуется даже вполне "коммерчески успешными" авторами, чьи диски можно купить в любой палатке ("Аквариум", например). Уверен, что автор и издатель от этого ну никак не пострадают, скорее наоборот, а тираж разойдется с ровно таким же успехом, как и при отсутствии альбома в сети.
ziegel
Sep. 26th, 2010 05:51 am (UTC)
вообще-то Сергей есть в ЖЖ - serge_tru. То есть, такие вопросы можно задать и ему самому.
d_korkin
Sep. 26th, 2010 07:32 am (UTC)
А это не вопрос Сергею, и даже не предложение, просто - реплика на слова Игоря "где взять - не знаю", и всё.
lev_m
Sep. 25th, 2010 06:52 pm (UTC)
Вот тут картинки и кой-какая информация.
Игорь, спасибо за тексты.
shmelev23
Sep. 25th, 2010 10:16 pm (UTC)
К книжном клубе "Гиперион" есть. (м.Римская(Площадь Ильича), Рабочая, 38, второй этаж)
usharik
Sep. 26th, 2010 03:00 pm (UTC)
Видел его в книжном магазине Гипереон. Кстати, 29го там будет презентация диска Ольги Чикиной с участием и Сергея в том числе.
dark_aio
Sep. 25th, 2010 07:47 pm (UTC)
а какой Нечаевой нет? Как называется/первая строка?
lillyanner
Sep. 25th, 2010 09:27 pm (UTC)
видимо: "Медленно, медленно, перышком, веточкой..."
sekretarevam
Sep. 26th, 2010 12:12 pm (UTC)
Игорь, спасибо за труды. Когда прочел, почувствовал какую-то присутствующую практически во всех текстам какую-то излишнюю обощенность, нелокальность что-ли. Не видно, где, когда и кого любят. Попробовал свои впечатления выразить в таком вирше:

Когда стена железная упала,
и мир открылся бывшему совку,
любовь пропала, временно пропала
в его стихах. Так, перейдя реку
известную, наверное, и Цезарь
почувствовал, что старую любовь
к родным пенатам Рубикон отрезал,
а новой нет пока. Любовь и кровь
нужны друг другу, как душа и тело,
и та любовь, что есть у нас в крови,
должна пролиться где-то в свете белом
и превратить предмет в предмет любви.
И там, в далеких городах и сёлах,
пока еще туманных и чужих,
вместо amores - схемных, невесёлых,
вдруг прорастет живой любовный стих.

25.09.2010.

Привет, успехов. А.С.
usharik
Sep. 26th, 2010 03:03 pm (UTC)
Про древнешумерское. Не знаете ли подробнее про этот текст? Сергей говорил, что это перевод с реальной клинописной таблички.
elesin
Sep. 26th, 2010 09:17 pm (UTC)
сказки
сам придумал в качестве пародии
pingback_bot
Sep. 28th, 2010 09:50 am (UTC)
Немного о необходимой локальности поэзии
User sekretarevam referenced to your post from Немного о необходимой локальности поэзии saying: [...] русских авторских песен, в основном посвященных любви (http://gryzlov.livejournal.com/122271.html [...]
( 14 comments — Leave a comment )

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel